Arms
 
развернуть
 
197374, г. Санкт-Петербург, ул. Савушкина, д. 83
Тел.: (812) 430-93-77 (гражд. канц.)
430-93-88 (угол. канц.)
340-56-21 (ф.)
primorskiy@usuddep.spb.ru
197374, г. Санкт-Петербург, ул. Савушкина, д. 83Тел.: (812) 430-93-77 (гражд. канц.); 430-93-88 (угол. канц.); 340-56-21 (ф.)primorskiy@usuddep.spb.ru
Расширенный поиск
Судопроизводство
Решение по гражданскому делу
Печать решения

            Дело № 2-1629/21                                                                 01 октября 2021 года

                 Р Е Ш Е Н И Е

            Именем Российской Федерации

Приморский районный суд города Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Карпенковой Н.Е., при секретаре Царикаевой М.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Авдокина Виктора Эдвальдовича к Зуеву Василию Александровичу и Обществу с ограниченной ответственностью Инвестиционная компания «Потенциал» о возмещении убытков по договору доверительного управления,

У с т а н о в и л :

Авдокин В.Э. 14 июля 2020 г. обратился в Приморский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Зуеву В.А. и к Обществу с ограниченной ответственностью Инвестиционная компания «Потенциал», в котором просит взыскать солидарно с указанных ответчиков убытки по договору доверительного управления от 22 апреля 2015 г. в виде упущенной выгоды в размере 486 024 859 рублей и возместить расходы по оплате государственной пошлины, иск основан на требованиях выгодоприобретателя к доверительному управляющему (ООО Инвестиционная компания «Потенциал») по договору доверительного управления и к бывшему генеральному директору ООО Инвестиционная компания «Потенциал» Зуеву В.А.

В ходе судебного разбирательства суд удовлетворил ходатайство истца, изменив процессуальное положение Ольгского А.А. с третьего лица на ответчика.

Истец Авдокин В.Э. принял личное участие в деле, в судебном заседании исковые требования поддержал.

Поскольку граждане вправе вести свои дела в суде через представителей, исковые требования истца в судебном заседании также поддержал его представитель, действующий на основании доверенности, указав, что истцом представлены доказательства того, что с целью извлечения доходов от продажи земельных участков были совершены конкретные действия, а именно заключен предварительный договор купли-продажи земельных участков, также представлены доказательства о величине рыночной стоимости земельных участков, поэтому требования обоснованы как по праву, так и по размеру.

        Представитель ООО Инвестиционная компания «Потенциал» заявил, что ответчик с иском не согласен, просил в удовлетворении исковых требований отказать, представил в материалы дела заключение эксперта №11/02/10-ФЭЭ, датированное 02.03.2021 года, которое было оценено как доказательство в рамках рассмотрения Приморским районным судом Санкт-Петербурга гражданского дела № 2-65/2021 по иску ООО Инвестиционная компания «Потенциал» к Ольгскому А.А. и Зуевой В.М. о взыскании убытков также по договору доверительного управления от 22 апреля 2015 г. и которое является одним из доказательств того, что убытки возникли на стороне доверительного управляющего по вине учредителей управления, подробно позиция ответчика изложена в письменном отзыве (л.д.155-163, том 1, л.д.22-31, том 4).

Кроме того, многочисленными судебными актами, которые стали результатом рассмотрения предъявленных Ольгским А.А. исков к доверительному управляющему, не установлено нарушений со стороны доверительного управляющего своих обязательств при исполнении договора доверительного управления от 22 апреля 2015 г. (л.д. 164-215, том 1).

       Представитель ответчика Зуева В.А. просит в иске к нему отказать как к ненадлежащему ответчику, пояснив, что истец заявляет о возмещение убытков в виде упущенной выгоды по договору доверительного управления, который заключен между ООО Инвестиционная компания «Потенциал» с одной стороны (доверительный управляющий) и Ольгским А.А. с Зуевой В.М. с другой стороны (учредители управления), Зуев В.А. же не является стороной договора, не брал на себя обязательств перед истцом по улучшению земельных участков, как по договору доверительного управления, так и по Соглашению о порядке отношений собственников от 25.02.2015 года и Соглашению о порядке формирования инвестиционного бюджета от 22.04.2015 года, права и обязанности по сделкам, совершенным им в силу полномочий как генерального директора ООО Инвестиционная компания «Потенциал», возникли у общества, более того, должность генерального директора он занимал в течение 1,5 месяцев, Зуев В.А. являлся займодавцем по договору займа № 1 от 03.08.2015 г., займы предоставлялись по заявкам заемщика на условиях платности и возвратности, подробно позиция ответчика изложена в письменном отзыве (л.д.216,217, том 1).

Ответчик Ольгский А.А. просил в иске отказать, т.к. у истца – выгодоприобретателя отсутствует право требовать упущенную выгоду с учредителя управления.

          Дело рассмотрено в отсутствие третьего лица Зуевой В.М., которая о времени и месте проведения судебного заседания извещена, что подтверждает отчет об отслеживании отправлений с почтовым идентификатором 19084754890009, сведений о причинах ее неявки не имеется, ходатайств о рассмотрении дела в отсутствие не представлено.

        Изучив материалы дела, выслушав истца и его представителя, представителя ответчиков ООО Инвестиционная компания «Потенциал» и Зуева В.А., а также ответчика Ольгского А.А., оценив представленные доказательства, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

        В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

     Представленные сторонами в материалы дела письменные доказательства подтверждают такие обстоятельства, что 22 апреля 2015 г. между Ольгским А.А., Зуевой В.М. (учредители управления) и ООО Инвестиционная компания «Потенциал» (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления, в соответствии с которым Зуева В.М. и Ольгский А.А. передали ООО Инвестиционная компания «Потенциал» в доверительное управление имущество учредителей – земельные участки со следующими кадастровыми номерами (при этом они условно делятся на массивы):

- массив , состоящий из участков ;

- массив , состоящий из участков:

- массив , состоящий из участков: .

Предметом договора доверительного управления согласно п. 1.3. является улучшение земельных участков, указанных в п. 1.2. настоящего договора, создание улучшений земельных участков учредителей управления существенно повышающих их рыночную стоимость для дальнейшей продажи и организации такой продажи третьим лицам на наиболее выгодных условиях.

Выгодоприобретателем по договору доверительного управления в части переданных земельных участков принадлежащих Ольгскому А.А., является Авдокин В.Э.

Согласно п. 1.4. договора доверительного управления первоочередным является создание улучшений и реализация земельных участков массива 4, в состав которого входят земельные участки, принадлежащие Зуевой В.М.

В соответствии с актом приема-передачи имущества в доверительное управление от 22.04.2015 года, обязательство по передаче в доверительное управление земельных участков, принадлежащих Зуевой В.М. на праве собственности, исполнено.

В доверительное управление были переданы земельные участки с кадастровыми номерами .

Ольгский А.А. также передал в доверительное управление земельные участки с кадастровыми номерами: , что было зарегистрировано Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Карелия.

Срок действия указанного договора доверительного управления в соответствии с пунктом 6.1 договора составляет 5 лет с момента государственной регистрации передачи имущества в доверительное управление.

29.09.2016 года Ольгским А.А. было направлено сторонам договора уведомление о расторжении договора доверительного управления.

Решением Лахденпохского районного суда Республики Карелия от 16.03.2020 года по делу № 2-27/2020 договор доверительного управления был прекращен в части передачи земельных участков Ольгским А.А. с 29.09.2019 года.

В обоснование исковых требований истец указывает на такие обстоятельства, что на момент прекращения договора доверительного управления в отношении земельных участков с кадастровым номером никаких улучшений доверительным управляющим не создано, участки не реализованы, доходы от реализации имущества выгодоприобретателем не получены.

Данное положение нарушает имущественные права выгодоприобретателя по договору доверительного управления и возникло вследствие неисполнения как ООО Инвестиционная компания «Потенциал», так и генеральным директором указанного общества - Зуевым В.А. своих обязательств по договору доверительного управления от 22 апреля 2015 г.

По правилам ч.2 ст.195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям (ч.3 ст.196 ГПК РФ).

Защита гражданских прав, как указано в ст.12 ГПК РФ осуществляется, в том числе путем возмещения убытков.

Выбор способа защиты нарушенных прав принадлежит истцу.

Поскольку истец по условиям договора доверительного управления является выгодоприобретателем на стороне учредителя управления Ольгского А.А., он в обоснование своих требований ссылается на п. 1        ст. 1022 Гражданского кодекса РФ, согласно которому доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.

Истцом представлен расчет суммы упущенной выгоды, который основан на составленном оценщиком первой категории Дунцовым А.О. отчете об оценке рыночной стоимости № 8376/20 от 11.06.2020 года квадратного метра земельных участков с учетом предусмотренных договором доверительного управления улучшений, сопоставимых с участками Ольгского А.А., переданными в доверительное управление.

Солидарная обязанность, солидарное требование возникает, если солидарность обязанность или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства (ст. 322 Гражданского кодекса РФ).

Обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, или условиями обязательства не предусмотрено иное.

Истец объясняет солидарный характер ответственности ответчиков за причиненные ему убытки тем, что Зуев В.А. являлся генеральным директором ООО Инвестиционная компания «Потенциал» на дату заключения договора доверительного управления, т.е. являлся лицом, контролирующим общество, которое приняло на себя обязательства по договору доверительного управления и данные обязательства, а также обязательства по Соглашению о порядке отношений собственников от 25.02.2015 года и по Соглашению о порядке формирования инвестиционного бюджета от 22.04.2015 года были нарушены, поэтому должен нести солидарную ответственность с обществом за причиненные убытки (упущенную выгоду).

Ответчик Ольгский А.А. также несет солидарную ответственность, так как является стороной договора доверительного управления, а истец выгодоприобретателем на его стороне как учредителя управления.

Данные доводы истца не состоятельны, поскольку положения п. 1           ст. 1022 Гражданского кодекса РФ не предусматривают солидарную обязанность учредителя управления и доверительного управляющего, а также руководителя общества, которое является стороной договора доверительного управления перед выгодоприобретателем.

По правилам ч.1 ст.71 ГПК РФ письменными доказательствами являются документы, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (ч.1 ст.196 ГПК РФ).

При рассмотрении гражданского дела № 2-65/2021 по иску Общества с ограниченной ответственностью Инвестиционная компания «Потенциал» к Ольгскому Артуру Адольфовичу и Зуевой Валентине Михайловне о взыскании убытков в размере произведенных расходов по договору доверительного управления, в котором в качестве третьего лица участвовал истец, судом была назначена и проведена ООО «Центр Судебных Экспертиз «Веритас» экспертиза согласно профиля поставленных на разрешение экспертов вопросов.

                    В экспертном заключении №11/02/10-ФЭЭ от 02.03.2021 года содержатся такие выводы, что финансирование деятельности доверительного управляющего ООО Инвестиционная компания «Потенциал» осуществлено за счет заемных средств, предоставленных Зуевым В. А. по договору займа     № 1 от 03.08.2015 г., при исследовании не выявлено никаких нарушений ведения бухгалтерского учета, а также нарушений финансово-хозяйственной деятельности ООО Инвестиционная компания «Потенциал».

                   Кроме того, экспертами не установлено нецелевого использования доверительным управляющим денежных средств и их отвлечения из хозяйственного оборота.

                   Все операции были отражены на отдельном расчетном счете, открытом для целей доверительного управления, денежные средства были потрачены в соответствии с целями договора доверительного управления, т.е. на улучшения земельных участков учредителей управления.

                    Указанное письменное доказательство судом принято как допустимое доказательство, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

                                                                       В этой связи стороне истца со ссылкой на положения ч.1 ст.79 ГПК РФ отказано в проведении по настоящему делу судебной экспертизы, отказ мотивирован тем, что ответы на часть вопросов, содержатся в заключении эксперта №11/02/10-ФЭЭ от 02.03.2021 года, необходимость разъяснения другой части вопросов не требует специальных познаний.

                                                                Согласия на распоряжение земельными участками Ольгский А.А. не давал, в связи с чем у доверительного управляющего отсутствовала возможность для реализации земельных участков с целью передачи выгоды истцу как выгодоприобретателю по договору.

                                                                В связи с расторжением договора доверительного управления, земельные участки, переданные в доверительное управление каждым из учредителей управления, были возвращены собственникам земельных участков.

                                                                         Отказывая в удовлетворении исковых требований о возмещении неполученных доходов (упущенной выгоды), суд исходит из следующего.

                                                                По смыслу статьи 15 Гражданского кодекса РФ, упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

                                                                Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер.

                                                                Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

                                                                Деятельность по доверительному управлению имуществом направлена на извлечение прибыли или иной выгоды из имущества.

                                                                Договор доверительного управления от 22 апреля 2015 г. со стороны Ольгского А.А. заключен в пользу третьего лица, т.е. он назначил лицо, которое станет выгодоприобретателем.

                                                                 Поскольку договор доверительного управления имуществом заключен в пользу третьего лица (выгодоприобретателя), то права возникают не у учредителя управления, а у выгодоприобретателя, при этом подлежат применения положения статьи 430 Гражданского кодекса РФ о договоре в пользу третьего лица.

                                                                Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу (ч.1 ст.430 Гражданского кодекса РФ).

                                                                Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица (ч.2 ст.430 Гражданского кодекса РФ).

                                                                Таким образом, ответственность доверительного управляющего перед выгодоприобретателем ограничивается упущенной выгодой за время доверительного управления имуществом, так как выгодоприобретатель, не являясь собственником переданного в доверительное управление имущества, может нести убытки только в части не полученное им выгоды при исполнении договора.

                                                                Авдокин В.Э. о намерении воспользоваться своим правом не заявлял, поэтому не является стороной договора, который был прекращен, соответственно он не вправе предъявлять требования о возмещении убытков.

                                                                       29.09.2016 года именно учредителем управления Ольгским А.А. было направлено сторонам договора уведомление о расторжении договора доверительного управления.

                                                                       Учредителем управления Ольгcким А.А. были инициированы иски: о расторжении договора доверительного управления (решением Лахденпохского районного суда Республики Карелия от 13.07.2017 года по делу № 2-114/2017 в удовлетворении иска отказано), о признании сделок, заключенных доверительным управляющим, недействительными (решением Лахденпохского районного суда Республики Карелия от 15.01.2018 года по делу № 2-13/2018 в удовлетворении иска отказано, решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 22 мая 2019 года по делу № 2-279/2019 в удовлетворении требований отказано, решением Лахденпохского районного суда Республики Карелия от 18.06.2017 года по делу № 2-280/2018 в удовлетворении иска отказано, решением Лахденпохского районного суда Республики Карелия от 27.02.2020 года по делу № 2-47/2020 в удовлетворении иска отказано).

                                                                        Выгодоприобретатель Авдокин В.Э. поддерживал его требования.

                                                                       Обстоятельства, установленные указанными решениями судов, обязательны для суда в порядке п. 2. ст.61 ГПК РФ.

                                                                       Судами при рассмотрении вышеуказанных гражданских дел не установлены обстоятельства нарушения доверительным управляющим интересов выгодоприобретателя или учредителей управления, а сделки, которые оспаривались, были совершены им в целях исполнения обязательств по договору доверительного управления.

                                                                К тому же, при рассмотрении Приморским районным судом Санкт-Петербурга гражданского дела № 2-65/2021 доверительный управляющий доказал, что убытки произошли вследствие действий учредителей управления.

                                                                В силу пунктов 1, 2 статьи 393 Гражданского кодекса РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

                                                                Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 Гражданского кодекса РФ.

                                                                Согласно статье 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

                                                                Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

                                                                В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" разъяснено, что упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

                                                                При предъявлении иска о взыскании убытков (упущенной выгоды) на основании статей 15, 1022 Гражданского кодекса РФ истцу необходимо доказать факт неисполнения или ненадлежащего исполнения доверительным управляющим своих обязанностей по договору доверительного управления, т.е. не проявления должной заботливости об интересах учредителя управления, обозначенных в договоре доверительного управления, возникновение убытков, а также наличие причинной связи между противоправным поведением доверительного управляющего и наступлением неблагоприятных имущественных последствий для учредителя управления.

                                                                Применительно к упущенной выгоде истец должен доказать реальность получения прибыли, а также какие меры истец предпринял для ее получения.

                                                                Согласно пункту 3 данного постановления при определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 Гражданского кодекса РФ).

                                                                В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения. Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.

                                                                Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, посвященные регулированию правоотношений, возникающих из договора доверительного управления, не содержат прямого указания на обязанность доверительного управляющего извлекать доходы от управления имуществом.

                                                                В договоре доверительного управления от 24.04.2015 года отсутствует как условие об обязательном извлечении доходов от управления имуществом, так и условие о необходимости перечисления фиксированной суммы на счет учредителя управления или выгодоприобретателей полученных в результате действия договора или достижения каких либо финансовых показателей от использования имущества.

                                                                Статьей 1020 Гражданского кодекса РФ установлены права и обязанности доверительного управляющего.

                                                                Согласно данной норме доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.

                                                                Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления.

                                                                Согласно п. 1.6. договора доверительного управления от 24.04.2015 года, доверительный управляющий вправе от своего имени совершать, в отношении передаваемого в доверительное управление имущества, действия в части правомочий пользования и владения имуществом.

                                                                Правомочия распоряжения имуществом осуществляются только по нотариально удостоверенному согласию учредителя управления, являющегося собственником такого имущества.

                                                                Согласно п. 2.1.2 договора доверительного управления учредители управления обязуются совершить все действия об информировании об обременениях доверительного управляющего, передать в его адрес все необходимые сведения и документацию, а так же оказывать полное содействие доверительному управляющему для достижения целей управления.

                                                                Исходя из смысла заключенного договора доверительного управления, единственный предусмотренный договором способ получения доходов от доверительного управления - это реализация земельных участков.

                                                                15.04.2019 года доверительным управляющим было направлено предложение о реализации земельных участков Ольгского А.А., на что согласие не получено.

                                                                Учредитель управления Ольгский А.А., поскольку заявил о расторжении договора доверительного управления, тем самым отказался от дальнейшего улучшения земельных участков в рамках этого договора.

                                                                       После прекращения договора доверительного управления в части земельных участков Ольгского А.А., а именно с 29.09.2019 года земельные участки были переданы доверительным управляющим учредителю управления Ольгскому А.А.

                                                                Таким образом, в рамках заключенного договора доверительного управления ООО Инвестиционная компания «Потенциал» действовало добросовестно, по согласованию с учредителями управления совершало действия, направленные на улучшения переданных ему земельных участков, после чего земельные участки были переданы учредителю управления.

                                                                В результате чего сохраняется возможность получения выгоды у Ольгского А.А. при реализации им находящихся в собственности земельных участков, а Авдокин В.Э. своими правами по договору своевременно не воспользовался и после прекращения договора доверительного управления не является выгодоприобреталем.

                                                                Исковые требования, предъявленные к Зуеву В.А. суд считает не обоснованными по следующим основаниям.

                                                                На дату подписания договора доверительного управления Зуев Василий Александрович являлся генеральным директором ООО Инвестиционная компания «Потенциал», далее уже через 1,5 месяца, с 05.06.2015 года Зуев В.А. был уволен с должности генерального директора на основании Протокола № 3 внеочередного общего собрания участников общества от 05.06.2015 года, ГРН 6157848878137 от 15.06.2015 года.

                                                                В соответствии со ст.40 ГПК РФ иск может быть предъявлен в суд совместно к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие). Процессуальное соучастие допускается, если предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков, права и обязанности нескольких ответчиков имеют одно основание.

                                                                В соответствии со ст.40 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», единоличный исполнительный орган общества – генеральный директор без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.

                                                                Согласно п.1 ст. 182 Гражданского кодекса РФ, сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

                                                                     Таким образом, права и обязанности по совершенным сделкам возникают у общества - ООО Инвестиционная компания «Потенциал», а не у генерального директора – Зуева В.А.

                                                                В обоснование убытков истец также ссылается на Соглашения о порядке отношений собственников от 25.02.2015 года, а также на Соглашение о порядке формирования инвестиционного бюджета от 22.04.2015 года.

                                                                Данные соглашения не содержат обязательств Зуева В.А. по обеспечению исполнения будущим доверительным управляющим своих обязательств по договору доверительного управления.

                                                                Кроме того, истец не является стороной Соглашения о порядке отношений собственников от 25.02.2015 года.

                                                                Ответчик Зуев В.А. являлся заимодавцем по договору займа, в рамках которого на основании заявок заемщика предоставлял денежные средства на условиях возвратности и платности.

                                                                В отношении требований к Ольгскому А.А., суд считает их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

                                                                Ни законом, ни договором доверительного управления не предусмотрены основания для солидарной ответственности доверительного управляющего и учредителя управления.

                                                                Все действия, которые осуществлял Ольгский А.А. в рамках договора доверительного управления, были совершены с согласия выгодоприобретателя - истца.

                                                                Поскольку истец, привлекая Ольгского А.А. в качестве соответчика, не сформулировал и не обосновал свои требования к нему, суд полагает, что у истца в действительности отсутствуют материальные требования к нему.

                                                                В силу положений ст. 98 ГПК РФ при отказе в иске судебные издержки истцу не возмещаются.

                                                                      На основании изложенного и руководствуясь положениями ст.ст.12,56, 67, 167, 194-199 ГПК РФ, суд

                                                                Р е ш и л :

                                                                Авдокину Виктору Эдвальдовичу в иске к Зуеву Василию Александровичу, Обществу с ограниченной ответственностью Инвестиционная компания «Потенциал» и Ольгскому Артуру Адольфовичу о возмещении убытков по договору доверительного управления отказать.

                                                                      Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд через Приморский районный суд Санкт-Петербурга в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

                                                                Судья

                                                                Мотивированное решение суда изготовлено: 30 декабря 2021 г.